1. Главная 93.ru
  2. Политика
  3. Кубанцы погибли на Украине
  4. Спецоперация на Украине

«Всё, папа, я туда». На Украине погиб 21-летний краснодарец, мы поговорили с его отцом-военным

Парень с детства готовил себя к военной службе и сильно хотел отправиться на спецоперацию
Загрузка
Молодого человека похоронили в станице Старокорсунской под Краснодаром
Фото: предоставлено Андреем Руденко

Спецоперация на Украине продолжается уже 103 дня. Мы продолжаем рассказывать о тех кубанцах, которые погибли в ней. Среди них был и 21-летний парень из станицы Старокорсунской (Краснодар) Александр Руденко, рядовой разведбата 810-й бригады морской пехоты. Молодой человек стал срочником всего за 2,5 месяца до 24 февраля и не дожил до своего дня рождения два месяца.

Редакции предоставили справки о гибели молодого человека.

Историю Саши нам рассказал его отец Андрей, который сейчас работает фельдшером скорой помощи в Краснодаре. Он прапорщик спецразвездки и ветеран боевых действий. Мы публикуем его монолог с небольшими сокращениями.

Бросил учебу и пошел срочником

Мой сын Саша с детства стремился к военной службе и молча к ней готовился — у него был пример отца перед глазами. Он учился в школе № 85 в станице Старокорсунской, занимался вольной борьбой в спортшколе. А затем его перевели в кадетский корпус.

С детства Саша был добродушным и открытым
Фото: предоставлено Андреем Руденко

Плохого о нём никогда не говорили, он был добродушным. Настолько открытый ребенок, что это всех поражало. То собачек, то кошечек, бывало, принесет домой. Мы его ругали: «Сашка, ну что же ты!» — «Но не умирать же им на улице!» Бывало и так: мы Саше собирали поесть на работу, он с собой забирал, а потом мы как-то спрашиваем: «Саша, ты поел?» — «Да, поел». А оказывается, он еду относил нашей знакомой, беженке-грузинке. Он думал о других. Я служил в разведке, у нас такой девиз спецназа внутренних войск: «Мужество, отвага, честь». Вот по таким правилам и по таким законам он и жил. Он ничего не боялся.

Саша в лесу в Лабинске
Фото: предоставлено Андреем Руденко

Его старший брат, ему 30 лет, окончил академию Ушакова в Новороссийске, Саша тоже там учился. Но у него проблемы с глазами, поэтому он не окончил. Сын пошел в юридический техникум, а затем поступил на «вышку» заочно в университет в Невиномысске, тоже юридический факультет. В это время работал, нам с матерью помогал. В декабре 2021 года он бросил учебу и пошел срочником в армию — решил, что юридическое [образование] не для него. Саша ничего не сказал нам, мы уже только потом узнали. И с первого дня срочной службы сказал: я пойду на контракт. Хотел именно в морскую пехоту.

Когда именно он подписал контракт, мы не знаем. Когда всё началось, [спецоперация], погиб его друг-офицер. И Сашу это переломало, его как подменили: «Всё, папа, я туда».

Говорил: «Наши деды били нацистов, и я должен. Потому что кто еще пойдет?» Вот эти крашеные чубы, которые, простите, в женских трусах и лосинах ходят? Он их вообще не переваривал, говорил: «Что это, мужики что ли?» Вот такое у него было видение порядочности, честности, справедливости.

Как рассказывал отец, Саша «достал военкомат» — так сильно он хотел на службу
Фото: предоставлено Андреем Руденко

Хотел вернуться и документы подать...

Мне неизвестно, когда именно он пошел на спецоперацию. Оттуда Саша особо не звонил и не писал, только вот так: пап, всё хорошо, мам, всё хорошо. Он ничего не рассказывал, всегда веселый был. Когда крайний раз Саша позвонил мне, он сказал мне: «Папа, я буду поступать в военное училище, мне предложили». Он же там общался с ребятами из спецслужб и, видать, уже сделал свой выбор. Хотел вернуться и документы подать в училище.

Последний раз Саша связался с нами 14 мая: «Папа, я живой, все хорошо». Ничего не предвещало. А 18 мая он погиб. Похороны прошли в Старокорсунской, для меня они были как во сне. Там был и караул, и море людей. Друзей не было, он особо ни с кем не общался. Да, нам положена материальная компенсация, часть мы уже получили. Но знаете, не хочется никакой материальной помощи…

Над могилой Александра развевается флаг морской пехоты
Фото: предоставлено Андреем Руденко

Было очень страшно

Санька шестого декабря призывался. Шестого! За месяц разве он может стать полноценным солдатом? Нет. Чтобы подготовить хотя бы более-менее бойца, нужно не менее двух лет, должна быть настолько сильная подготовка в армии! В наше время солдатики служили два года срочной службы. Мы готовили солдат около года, вот столько они у нас были на базе. После этого они были с нами на выездах в горячие точки. Вот о чем я говорю — это должно быть на уровне рефлексов. Я вот работаю сейчас в скорой — ампула падает, а девчонки даже не понимают, как она у меня остается в руках. Молниеносная реакция, понимаете? До сих пор сохранилась. Всё было отточено.

Молодой человек гордился своей службой
Фото: предоставлено Андреем Руденко

Саша меня раньше спрашивал: что самое страшное на войне? А я молчал, старался ничего ему не говорить. Он снова: А тебе было страшно? Я говорю: да, сыночка, было очень страшно. А самое страшное там, говорю, — это потеря чувства страха. Когда тебе становится всё равно, ты этим можешь подвести своих товарищей, которые идут сзади, спереди, сбоку.

Читайте 93.RU на Яндекс.Новостях